1
30 октября 2015

«Поток большегрузов на дорогах может привести к инфаркту транспортных артерий»



7-часовое стояние сотен машин на трассе М-7 во время первого снежного бурана, случившегося 8 октября, привело журналиста и общественного деятеля Римзиля Валеева, случайно оказавшегося в центре стихийного бедствия, в режим перманентного шока. В статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», он делится своими мыслями о причинах экстремальной ситуации, чреватой огромными бедствиями для региона и всей страны.

ЧП после первых снежинок

Даже спустя неделю после дорожного приключения не могу успокоиться и прийти в себя. Попытки рассказать о случившемся выглядели бы глупо: кому неведомо, что дороги у нас банально неблагополучны, а пробки могут случиться где угодно, даже рядом с Казанским или Московским кремлем. Но то, что я увидел своими глазами, ошарашивает, заставляет искать ответы на вопросы регионального и федерального уровня. И отвечать на них следовало бы на уровне законодателей, министров, глав правительств, не исключая президентов и губернаторов.

«В тот день я добрался до Уфы через 17 часов в плаще, летней обуви и с тремя яблоками в запасе»

Но что-то не слышно о таких обсуждениях и мозговых атаках. После четвергового снегопада и бурана мелькнули репортаж о застрявших на челнинской трассе автомобилях и сообщение о падении фуры с моста через Вятку под Мамадышем. Даже нашлись и взрывают интернет кадры видеозаписи огромной фуры, которая срикошетировала от мостовых перил на противоположную ограду моста и упала вниз. Другая камера успела подснять внизу (под мостом) падение той же фуры в неглубокую, но все равно страшную речную гладь. И правда, это не прикол и не забавная сцена, когда груженная гофром фура грохается в 4-метровую воду, где погибает водитель — единственный участник происшествия. Эта история вызвала интерес только после того, как перевернулась на своей легковушке вдова погибшего шофера по пути в морг, куда ехала за справкой о смерти. А такзаурядное падение с моста и банальный несчастный случай с летальным исходом мало кого потрясают.

Шофер сам не справился с управлением фуры на мосту во время внезапного гололеда. И судить некогда, и нет причин разбираться в деталях.

Первые снежинки на зеленой траве и на непожелтевших листях, темные облака, за несколько минут закрывающие ясное синее небо, — это не лирическая картина для сентиментальных лайков в интернете. Теперь я понимаю, что милые снежинки на фоне зелени — знак беды. В тот день уже в 10 часов в районе Мамадыша замелькали снежинки и летний пейзаж внезапно сменился зимним. Я умилялся таким контрастам и выставлял в Facebook картины зимы, зная, что в Казани ничего подобного нет и там продолжается бабье лето. А в Челнах уже было как в декабре или в конце марта. Я, как и другие путники этого дня, был в плаще и летней обуви, даже кепочку не прихватил.

«Где-то на много километров впереди (колонна вытянулась на 30 километров, не меньше) забилась транспортная артерия»

Уже к выезду из Челнов в сторону Мензелинска выстроилась колонна, которая почему-то не двигалась или останавливалась минут на 15 после редкого продвижения вперед. Что происходит впереди, может быть, авария какая или крупная беда, не было известно. Перед нами маячила большая бочка оранжевого бенозвоза со словом «огнеопасно», которая полностью закрывала небо и дорожные просторы.

Тогда я еще не знал, что наблюдать эту бочку предстоит не менее 7 часов, в течение которых мы продвинемся от силы километров на 20 — 30 до Куземетьево и чуть дальше него, что будем стоять в степной тишине, когда нет встречного и попутного обгоняющего транспорта, как на казахстанской грунтовой целине, когда в автобусах от долгого стояния печи не грели и в результате продрогшие пассажиры, особенно дети и больные, одетые в летние одежды, стали всхлипывать и умолять водителей сделать хоть что-нибудь. Требовали сообщить, почему стоим, когда пустынна встречная трасса и когда никто никого обгоняет. Но что сделает шофер автобуса или фуры и что он увидит из своей кабины?! Некоторые созванивались со знакомыми попутчиками, которые сообщали: «Тоже стоим...» Где-то на много километров впереди (колонна вытянулась на 30 километров, не меньше) забилась транспортная артерия, может быть, буксует или легла на бок фура, перекрыв оба полотна дороги и остановив движение в обе стороны. Так случается, когда кровеносные сосуды забиваются бляшками и человек погибает от сердечно-сосудистой стихии, которой почти нет противоядия. Инфаркты, инсульты, тромбы ежегодно забирают на тот свет миллионы людей, выглядевших здоровыми. А что будет, если забьются дороги страны после погодных и технологических бедствий? Про войну и не хочется говорить…

Что это было?

Опытные люди скажут, что я наивен, оторвался от реалий. Бывает, люди стоят на границе или перед паромом по пять дней. Помню, раньше в ожидании парома на Сорочьих Горах под Чистополем или перед Челнами стояли целыми днями, бывало, ночевали на улице или в машине. Но тогда не было мостов и люди знали, на что шли и куда ехали. Одевались, запасались едой, теплыми вещами. Знали, почему и сколько придется стоять. А в нашем случае не было ожидания и подготовки. Сейчас пассажиры не берут в дорогу теплой одежды и еды, ведь в машинах тепло, а вдоль дороги полно забегаловок и кафе. В тот четверг я добрался до Уфы через 17 часов в плаще, летней обуви и с тремя яблоками в запасе.
Когда стояли по 1,5 часа, изучал карту, как добраться до ближайшего села, представлял, как разместим людей в домах, если придется ночевать в холодных машинах. Было немыслимо, как можно разместить людей из колонны в 30 километров. Самое ужасное, что у некоторых водителей был скромный запас горючего, можно было остаться с заглохшим мотором.
Осознав, в какой ситуации можем оказаться, написал в Facebook несколько тревожных сообщений, надеясь, что кто-то сообщит в МЧС, в дорожную службу или куда еще. Ждал, когда появятся вездеходы, тягачи, чтобы найти застрявшие или буксующие фуры. Полная тишина, хотя до города было недалеко. Ощущение неизвестности и беспомощности угнетало более всего. В двух очаговых местах заторов было видно, что ремонтники дороги на трассе Челны — Мензелинск пропускают встречные колонны по очереди, включая красный и зеленый светофор. Люди терпели, ждали по полчаса, зная, что после ремонта будет отличная дорога. Мои знакомые хвалили Татарстан за масштабы дорожного строительства и ремонта. Тогда было лето. Колонны в десятки километров — это уже сейчас серьезная проблема.

Как же быть?

Не знаю, в какой степени причиной заторов стали мокрый снег и гололед, а в какой — рельеф местности и организация ремонтных работ. Уже через день мои знакомые без проблем проехали из Уфы в Казань через Мензелинск и не увидели больших заторов. Допустим, там что-то сделали, чтобы не устроить «дорожный тромбофлебит».

«Я еще не знал, что наблюдать эту бочку предстоит не менее 7 часов, в течение которых мы продвинемся от силы километров на 20 - 30»

Но есть вещи, которые не изменишь в один день. Например, отсутствие информации о происходящем на дорогах. Я специально обращался к водителям, на каких FM-волнах они ловят сообщения о ситуации на данном участке дорог. И русскоязычные, и татарские радиостанции крутили шлягеры и рекламные ролики. Водители их просто не включали и настраивали свои приемники.

Отсутствие контента, толковой информации, оперативного реагирования на происшествия делает радиоканалы и интернет-сайты бесполезными и праздными.
В результате народ остается без коммуникации, а медийщики сидят без аудитории и доходов.

Я не специалист по части дорожной индустрии. Но то, что происходит на дорогах, видно издалека. Например, впечатляют масштабы дорожного строительства и ремонта, особенно из Казани в сторону Челнов. И четко видно, что нагрузка транспортных потоков в десятки раз превышает возможности узких дорог. Пусть даже называющихся «федеральными».

«Полная тишина, хотя до города было недалеко. Ощущение неизвестности и беспомощности угнетало более всего»

Каждые 3 — 5 секунд по трассе мчится авто. Что будет, если дорога закроется на 6 часов? Посчитайте сами. Тысячи машин застревают в «тромбе». Раньше по узкому асфальту мчалась легковая машина или 3-тонный грузовик, а теперь большинство участников перевозок — это 10 — 20-тонные фуры. Они давят асфальт, оставляя летом глубокую колею. Их трудно обогнать, вышедшие на обгон часто сталкиваются со встречными машинами. В случае дорожного происшествия — остановка, разбор и огромный затор.

Поэтому ремонт однополосных дорог без разделительных сооружений — мертвому припарка. На трассе Казань — Челны осталось прокладывать еще 50 километров нормальных современных дорог. Надеюсь, там будет классная трасса, способная выдержать напор колонны машин. После Челнов по М-7 почти до Уфы — старая тропа, а ведь называется федеральной, стратегической дорогой.

Скажите, почему все перевозки перешли на фуры и какая участникам движения и эксплуатантам дорог выгода от того, что производители и коммерсанты зарабатывают деньги, не прибегая к железнодорожным и водным перевозкам? Посмотрите на федеральные дороги, это же не автострада, а «железная» дорога. Вместо товарных вагонов те же «вагоны», только на резиновом ходу. Дороги не были рассчитаны на такую интенсивность и весовую нагрузку. А рельсов-то не проложили — денег на широкие полноценные дороги вечно не хватает. Но коммерческие и рыночные законы признают только дешевый и быстрый способ перевозок по дорогам, которые все чаще будут забиваться и по разным причинам будут выстраиваться в многокилометровые очереди после первых снежинок. При этом региональный бюджет сужается, как шагреневая кожа, налоги и выплаты в центр растут. А на дорогах гибнут люди, ломаются машины, случаются заторы, которые ставят ситуацию в глубинке «на дыбы». Теперь, возможно, придется дежурить у трассы на случай аварий и заторов с участием тысяч машин и людей. У кого есть такие ресурсы и техника, чтобы не оставлять людей в беде?

Пусть меня опровергнут, если не прав. Пусть задумаются законодатели, региональные и федеральные чиновники, которым ВВ тоже, как заявил с трибуны ООН западным оппонентам, мог бы сказать: «Вы хоть понимаете, что натворили?» Встаньте у трассы М-7, посмотрите на мчащиеся мимо «вагоны» и представьте, что будет, если этот поток остановить на 15 минут. А если на 6 — 7 часов? Приступ «транспортного тромбофлебита»! Поток большегрузов на узких российских дорогах может привести к инфаркту транспортных артерий страны. По тем же дорогам возят не только промышленные грузы, но и людей в первую очередь. То, что называется в современных проектах человеческим капиталом. А ведь все мы, как и мои внуки, еще или уже не капитал. Просто люди, которых нельзя возить как дрова. Да всем: и капиталу, и людям — нужны нормальные, соответствующие нынешним стандартам дороги.

Фото: Римзиль Валеев Источник: БИЗНЕС Online

0 комментариев

Чтобы оставить свое мнение, необходимо 

войти или зарегистрироваться

Читать на эту тему


    Гриша Михайлов
    ИП Гриша

    толку от этой двухрядки, места все равно мало в нем, а за двухрядку только переплата www.youtube.com/watch?v=qUbqzbkbagw

    УАЗ Профи получит двухрядную кабину
    0
    Миша Клюквин
    ИП Клюквин

    расход пустого по городу 18 литров, с грузом 20-21 литров. для полутроки это слишком много, никакой прибыли с таким расходом не будет www.youtube.com/watch?v=ULjVpRy0mQE

    УАЗ представил перспективные модели линейки УАЗ «Профи»
    0
    Михаил Фролов
    Физ. лицо

    Ладно бы он правда 1,5 тонны возил, тогда с расходом можно было бы смириться или поставить ГБО, так он и с тонной еле справляется, управление на нет сходит при такой загрузке. Равномерно груз в кузове, из-за неправильной конструкции автомобиля, распределить сложно, машину обязательно будет кренить в одну сторону. Доработать бы его, но кто, кроме владельцев будет этим заниматься… www.youtube.com/watch?v=1_SX2OAw26w&t=7s

    УАЗ представит гибридный грузовик УАЗ «Профи» в 2018 году
    0
    Дмитрий Овчинников
    ИП Овчинников

    Все авторские идеи сворованы у других, более взрослых сайтов (кроме стоянок)

    Какую пользу я получу от Карголинк?
    0
    Фыв Вппп
    Физ. лицо

    Проще затормозить о другую машину.

    Новый роликовый отбойник мягко и плавно возвращает автомобиль на дорогу
    0
Прямой эфир